Мать:»Тебя рожали, чтобы ты за старшей сестрой ухаживала! А ты замуж собралась, неблагодарная!»

У Вари вроде семья как семья. Она сама, мама, папа, старшая сестра Даша. На десять лет старше.

Вот только Даша — ребенок «особенный». Инвалид детства. Судороги у нее постоянно. Из-за них мозг поврежден. Даша сама себя не обслуживает, не ходит, не встает и даже не сидит. Только если подсунуть под спину специальное устройство, тогда можно посадить.

Варя свою сестру все равно очень любит. Когда Варя к Даше подходит и начинает с ней разговаривать, рассказывать ей что-нибудь, Даша слегка улыбается. Она тоже младшую сестренку любит.

Мама рассказывала, Даша родилась нормальной. Выписали их из роддома здоровыми, никаких диагнозов не было. И, когда у Даши в пять месяцев случились первые судороги, все очень испугались. Кинулись по врачам, да сколько ни бегали, даже точного диагноза нету. Не пойми, то ли это генетическое, то ли во время беременности или после родов что-то не так пошло. Так и не понял никто, из-за чего такое вдруг с Дарьей приключилось, да что уж теперь.

Лечение назначили, конечно. И потом много раз меняли. Лучше не становилось. Родители радовались, если не было хотя бы хуже, уже плюс. И по заграницам мотались, деньги на поездки всем миром собирали. Там тоже помочь не смогли. Но зато смогли подобрать нужные таблетки в подходящей дозировке, уже результат.

У них в семье еще что хорошо — папа от них не ушел. Когда он дома, он маме с Дашей помогает. И коляску на улицу выносит, и Дашу на руках таскает, когда нужно ее помыть-переодеть. А то у мамы уже спина совсем не гнется. Мама у них женщина невысокая, хрупкая. А Даша растет и легче не становится, маме тяжело ее ворочать.

Жалко только, что папа дома не всегда бывает. Он работает вахтовым методом, два месяца дома, два месяца на Севере. А не работать он не может. У них и так мама не работает, за Дашей ухаживает. Если еще и папа работать перестанет, на что они жить-то будут? На пенсию по инвалидности да пособие по уходу не разгуляешься. Папиной немаленькой зарплаты и то на все не хватает. Даше многое положено бесплатно. Но, во-первых, не все. А во-вторых, иногда требуется сначала купить что-то необходимое. И только потом за это деньги возместят. А сначала их приходится где-то найти.

Так что хорошо, что у них есть папа, и папа работает и зарабатывает. Во многих таких семьях отцы сливаются или сразу, или чуть погодя, как только убеждаются, что лечить ребенка — занятие почти безнадежное. Да что там «во многих», чуть ил не во всех. У них папа — редкое исключение, практически краснокнижный экземпляр.

Мало того из семьи не ушел, так даже вот Варю родили. Хотя мама долго не могла решиться. Все боялась — вдруг второй ребенок тоже больным окажется? Как тогда вообще жить-то. Хоть и не сказали врачи твердо, что у Даши это генетика, но, что не генетика, тоже ведь не сказали. Вдруг это все же наследственное, просто наука еще разобрать такое не может.

Опять же, родится малыш. Так даже если и здоровый, им же заниматься нужно, и много. Грудной младенец маму требует постоянно. А у мамы Даша на руках. И Даше будет меньше внимания доставаться, а она тоже без мамы никак.

А папа очень хотел второго ребенка. И в конце концов ему удалось уговорить маму рискнуть, попробовать еще раз.

Вот и появилась на свет Варя. И у нее все отлично. Если чем и болеет, то только простудами, и то изредка. А так и в школе она отличница, первая ученица в классе. И в музыкальной школе на скрипке играет, первые места на конкурсах занимает. И поет так, что заслушаешься. Еще и рисует прекрасно, в художественной школе занимается. Тоже ее работы на конкурсы оправляют, грамоты-медали вручают и очень хвалят.

Ну и маме с Дашей помогает, как же без этого. Особенно когда папы нет. Кто им тогад поможет-то, кроме Вари. Нет, есть еще бабушка, мамина мама. Но она живет отдельно, к ним заходит иногда и уже очень старенькая. Ей самой помощь требуется.

Так что у Вари много дел. Она и покормить сестру может. И лицо и руки ей протереть влажными салфетками, и кремом намазать. Вот памперс менять да из кресла в кровать перекладывать не может. Сестра гораздо больше и тяжелее Вари. Мама уже не справляется, а Варе вообще куда.

Зато Варя может посидеть с Дашей, почитать ей вслух, или песенку спеть. Даше нравится, когда Варя с ней общается. Она успокаивается и улыбается.

Мама все приговаривает:

— Вот, Варенька, мы с папой не вечные. Если вдруг что, не оставляй Дашу. А то иначе ей одна дорога, в дом инвалидов. А там нешто кто о ней позаботится. Она там ведь пропадет, не выживет. Там таких больных толпа, на всех ухаживающих не напасешься. Вот они и лежат там сами по себе, одни-одинешеньки. Уж точно не как дома, где и я, и ты, и папа с Дашей занимаются.

Варя согласно кивала: конечно, мамочка, я ни за что сестренку не оставлю. А то и в самом деле, как она без меня.

…Шло время. Родители старели. Варя росла. Даша тоже. Маме становилось все тяжелее и тяжелее носить старшую дочь на руках. Вскоре дошло до того, что они с Варей только вдвоем Дашу перекладывали.

А Варя ведь уже школу закончила, с золотой медалью, между прочим. И в институт поступила, на химика-технолога. Ей на занятия нужно ходить, да в библиотеке сидеть. Она не может постоянно дома находиться, при сестре да маме.

Пришлось так перестраивать все графики, чтобы Варя оказывалась дома к моменту, когда Дашу нужно будет куда-то перемещать или просто переодевать и перестилать постель.

К сожалению, не всегда такие моменты совпадали с графиком. Случалась и экстренная потребность. Тогда мама обходилась сама. Спина у нее сдала уже окончательно, впору маме инвалидность выдавать. Хорошо еще, когда кого из соседей удавалось на помощь позвать. А так хоть караул кричи.

При такой жизни Варе было нереально куда-то выбраться с однокурсниками — в кино, кафе, да просто погулять. Какое там гулять, когда Дашу пора купать. Кто маме поможет. Все студенческие развлечения прошли мимо нее.

Закончила Варя институт, устроилась на работу. Повезло — нашла с гибким графиком. Такой чаще для мамочек с детишками устанавливают. Но Варе, с учетом ее семейных обстоятельств, пошли навстречу.

Начальницей Вари была молодая девушка по имени Настя, ненамного старше Вари. Но очень способная, поэтому и поставили ее на высокий пост. Настю часто встречал с работы молодой человек. Высокий, стройный, темноволосый, кареглазый. Немного подбородок великоват, но это его не портило. Вон у королей в Англии у всех такие подбородки, и ничего, никто не жалуется.

Варя думала, это Насти молодой человек, а то жених. И смущалась, видя, как парень заинтересованно косится в ее, Варину, сторону.

Но тут Настя как-то обмолвилась:

— Мой брат вчера сказал, что ты выглядишь усталой. Может, тебе отгулы взять, хоть немного отдохнешь? понимаю, что поехать куда-то развеяться у тебя вряд ли получится, но хоть просто дома побыть, без работы, уже попроще будет?

— Брат? У тебя есть брат? — изумилась Варя.

— Ну да, Артем, ты же его наверняка видела. Он меня если не каждый день, то через день встречает. Я бы и сама добралась, конечно. Но мама просит, ей так спокойнее. А то я сама за рулем в аварию один раз попала, теперь она нервничает. А Артему несложно, вот он и приходит, чтобы мама меньше волновалась.

— Я не знала, что это твой брат, я думала.. Ой, извини, — вспыхнула Варя.

— Брат-брат, — с улыбкой подтвердила Настя. — Единоутробный. У нас мама одна, а папы разные. Вот мы совсем и непохожи. Но брат, не сомневайся. Он у меня хороший. Свой бизнес у него, сеть хлебопекарен, да магазины при них. Да ты их знаешь наверняка.

Варя действительно нередко покупала вкусный хлеб и пирожки в этих пекарнях, но никогда не думала, что их владелец — брат ее начальницы.

— А ты Артему не иначе нравишься, — заметила Настя с лукавой улыбкой. — Вон, разглядел, что ты усталая. Ты у меня целый день на глазах, но я умудрилась этого не заметить. Каюсь, надо быть внимательнее. А он вон сразу увидел. Может, вас познакомить по-нормальному? Он у меня холостой, ты тоже девица на выданье — чем не пара?

Варя смутилась аж до слез, прошептала там что-то.

А на следующий день, когда Артем пришел за Настей, Варя попыталась незаметно шмыгнуть мимо и скрыться за углом.

Но Настя ее окликнула, подозвала и официально представила Артему. И Варя сама не заметила, как через несколько минут они с Артемом оживленно разговаривали обо всем подряд. Оказалось, у них общие взгляды на жизнь, им нравятся одни и те же фильмы, они оба любят читать, хоть это сейчас и несовременно. И читают одни и те же книги. В итоге Варя согласилась пойти с Артемом в театр. Как раз московская труппа приехала с гастролями, а им с Артемом нравятся одни и те же актеры, и именно они задействованы в спектакле.

Так бы Варя и не отважилась принять приглашение — все же Даша дома, маме надо помогать. Но такая удача — папа не на вахте, так что маме уже полегче. И у Вари вполне есть возможность посвятить немножко времени и себе.

…В общем, через полгода Варя поняла, что она беременна. Артем не стал отказываться, не сбежал в кусты. Наоборот, сделал Варе предложение. Красиво так сделал — с рестораном, со свечами, с букетами, со стоянием на колене… Ну чисто как в кино.

Варя согласилась не раздумывая. Лишь потом ее накрыло — а как же мама с Дашей? Кто им-то помогать будет? Но вот что сделано, то сделано. Чуть не впервые в жизни она сказала что-то, не подумав. Но очень уже Артема полюбила, как-то не смогла иначе. И опять же, ей что, ребенка без отца рожать, что ли? Наверное, такой поступок маму обрадует еще меньше.

Артем сказал, что пойдет к Вариным родителям и торжественно попросит ее руки. Как в старину было заведено, чтобы уж все по-хорошему было, с родительским благословением. Варя-то согласилась, но задумалась. Родители до сих пор с Артемом незнакомы. И, поди, даже не догадываются, что у Вари кто-то есть. Мама вся в заботах о Даше, чем там живет младшая, и не смотрит. Главное, чтобы она оказалась под рукой, когда надо с Дашей помогать. А папа вообще мужик, он такие тонкости и не замечает. Тем более дома бывает не всегда, где уж там к дочери присматриваться.

Так что Варя решила родителей сперва как-то подготовить. Не говорить про беременность, хотя бы только про замужество сказать.

Завел было с мамой разговор, а у той с места в карьер истерика:

— Куда ты там намылилась? Какой-такой «замуж», ты соображаешь, чего несешь? Мы тебя рожали, чтобы ты с сестрой занималась, когда нам будет тяжело или, упаси господь, нас не станет.

— Но вы же живы, — заикнулась было Варя.

— И чего? Живы, но сил у нас уже нету, чтобы Дашенькой заниматься. Такими темпами нам еще недолго живыми быть, и так мы с отцом, считай, инвалиды. Только не оформляемся, потому что кто тогда станет опекуном Дарьи? Ты, что ли? У тебя вон муж молодой, тебе не до того. Хотя мы тебя не для того растили! Мы тебя вон выкормили, выучили, думали, от тебя помощь будет, а ты…

Варя просто обомлела. Это как это? Как так ее родили, чтобы она со старшей сестрой нянчилась? Разве так можно? А что у нее может появиться какая-то своя жизнь, что, никто даже не задумался? Назначили на роль няньки, вот и кушай, не обмажься. Ничего другого ты недостойна, типа того.

У Вари резко заболел низ живота.

— Мама, вызови «Скорую», — только и сумела прошептать девушка, оседая на пол.

…Ну что, ребенка Варе удалось сохранить. Хотя по больницам она полежала знатно.

Мать, узнав, что скоро будет бабушкой, ярилась еще больше. Как так — покорная прислуга вдруг чего-то там такое выбрыкнула.

Спас положение Артем. С будущей тещей ему как-то удалось провести переговоры без лишнего крика. Подобрали сиделку, даже нескольких, чтобы сменяли друг друга, в помощь маме. Она лично все кандидатуры просмотрела и одобрила. А оплачивал их Артем.

Папа, вернувшись с очередной вахты, жене только пальцем у виска покрутил. Мол, забота о старшей дочери — это правильно. Но и о младшей тоже забывать не след. Она хоть и здорова и благополучна, но почему-то тоже требует родительского внимания.

Так что все обошлось. А когда Варя родила замечательного сынишку Мишеньку, мама и вовсе оттаяла. Теперь пользуется тем, что есть на кого Дашу оставить, и бежит нянчится с внуком. И все у них теперь хорошо.

Фото из Интернета,

Источник

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Мать:»Тебя рожали, чтобы ты за старшей сестрой ухаживала! А ты замуж собралась, неблагодарная!»