Злая теща

Ваську обидели: судья дала ему пятнадцать суток, ни за что.
Утро началось для Васьки с передачи «С добрым утром» (была такая радиопередача в Советском Союзе) но песни теща с женой не пели, а сама передача шла на максимальной громкости, которая от Васьки не зависела. Особенно разошлась тёща и всё из – за ячменя, который у неё вскочил на левом глазу, да и жена от неё не очень – то отставала. Самое безобидное из того что они ему сказали было: заспиртованный урод, хотя вчера они с Кумом выпили всего – то, трёх литровую банку разливного пива на двоих.

Разобиженный, незаслуженной взбучкой, Васька плелся в сторону механических мастерских. Хотел было сорвать зло на бродячей собаке, но и тут не повезло: собака, была вроде его тёщи с ячменём и он еле успел заскочить в чью – то калитку, причем после довольно долгой пробежки. Ваське тотально не везло: во дворе тоже оказалась собака и теперь он сидел на заборе облаенный с двух сторон, во блин и этих двое и гавкают очень похоже на ближайшую родню, хотя какая они мне родня, жена дальняя родственница через сына, а тёща вообще седьмая вода на киселе.

Наконец дворняга, нагавкавшись в волю, подняла ногу и пометив забор, прямо под беднягой, убежала. Слез Васька с забора и потащился на работу опустив голову, но после того как он выяснил для себя, что две злые бабы не очень близкая родня, на душе у него слегка полегчало. Тут его догнал кум Колька – чего Вася пригорюнился? – Да вот теща с женой, да две собаки и все гавкают, гавкают – заныл Васек – всё утро испохабили. – Да ты не тушуйся, собака лает караван идет – утешил кум. – Ага, караван то идёт, а я на заборе сидел, хорошо хоть забор из досок, а не из штакетника заострённого – продолжал жалиться бедолага. – Да брось ты ныть, сегодня у бригадира день рождения, будет вечером проставляться, так что проснись и пой, как говорят – хлопнул Ваську по плечу кум. Всё плохое настроение как ветром сдуло, солнышко засияло, птички запели да и ноги понесли веселей.

Рабочий день пролетел как один час. На обед Васька не пошёл – кум поделился своей пайкой. Вот и вечер наступил. На стол накрывали всей бригадой и в результате коллективного творчества получился шикарный натюрморт: блестели помидоры, пупырились молоденькие огурчики, красивыми локонами лежал зелёный лучёк, на блюде громоздилась гора жаренной баранины а в центре стояла запотевшая, старинная четверть с самогоном, чудом сохранённая бабкой бригадира с царских времён.

Рассаживались чинно, сглатывая подступающую слюну, но видимо успевали не все, потому-что у некоторых подозрительно блестели подбородки в ярком электрическом свете. Поздравили именинника, выпили за мир, ну а дальше всё покатилось по накатанным рельсам, последнюю тоже выпили за виновника торжества и разошлись по домам. Домой Васька шел добрый и весёлый, даже решил полечить тёщин ячмень народными средствами.

Прийдя домой, он застал тёщу одну, сын играл в другой комнате, а жена была на кухне. Подойдя к теще поближе, Василий солидно сказал – сейчас мама я тебе глазик то вылечу – и плюнул ей точно в глаз, с детства умел метко плеваться, а потом, по методике народного лечения этого недуга, нужно было поднести, как можно ближе к глазу, кукиш. Скрутив фигу зятёк шагнул к тёще, вытянув руку, но как на грех наступил на машинку сына и полетел вперёд совершенно случайно попал кукишем в мамин глаз. Тёща открыла рот уже после плевка, но от изумления не кричала, а тут она заорала так, что в окнах зазвенели стекла, в комнату влетела жена и увидела оторопевшего от всего произошедшего мужа и орущую маму. Нарыв конечно прорвало, но у тёщи под глазом вздувалась красная шишка, обещая к утру превратиться в распрекраснейший фингал.- Ну гад, маму бить, да я тебя…- и жена выскочила из дома, Вася попытался было объяснить теще что произошло, но мама жены могла бы переорать паровозный гудок.

Через пять минут у них дома уже был участковый, а через десять Васька сидел в кутузке и на утро его повезли в город на суд. Фингал под тещиным глазом расцвёл разными фиолетовыми оттенками, а судьёй была женщина и после характеристики, данную Ваське участковым, не задумываясь дала мужику пятнадцать суток ареста, даже не выслушав его объяснения. Тут Васька уже конкретно обиделся на всех участников процесса и пообещал, затаив зло в душе, люто им отомстить, как только он выйдет из застенков.

Выйдя из кутузки, Васька решил начать с участкового, план мести он придумал ещё на сутках и сразу начал приводить его в исполнение. В первую очередь он сфотографировал своего врага, съездил в город, где ему напечатали фотографию в натуральный размер и сделал из неё маску, а потом начал приручать злую, бродячую собаку. Собака быстро к нему привыкла и съедала всё что он ей приносил, через несколько дней пес уже почти не отходил от нового хозяина и завидя его, со всех ног бежала к нему здороваться. А однажды , когда жена заорала на него во дворе, собака, зарычав, кинулась на неё и той пришлось удирать в сарай. Потом вспомнив детство, смастерил рогатку и долго тренировался в стрельбе, пока не начал попадать в бегущую курицу.

Следующим этапом была дрессировка собаки. Как – то раз, увидев, что мент в гражданке уехал в город, он через окно, выходящее в огород, залез в логово закона и позаимствовал форму и дезодорант. Вечером Вася нацепил форму, маску, побрызгал дезодорантом на себя, рогатку и камешки, которыми собирался стрелять из рогатки и начал ох

оту на пса, хоть он тоже к нему привязался и ему было жалко мучать бродячую собаку. В деревне был пустой участок, огороженный высоким забором с трёх сторон и мститель, предварительно потренировавшись быстро перепрыгивать через забор, решил тренировать собаку здесь и пошел искать собаку. Нашел он его быстро, пес околачивался около скотобойни, в надежде чем ни будь поживиться , стрельнул Васька в сторону собаки пахучим камешком и пошел в сторону свободного участка, а пес, понюхав камешек, поплёлся за ним.

Когда до забора оставалось метров десять, Васька выстрелил по своему другу и не ожидая результата рванул к забору, через который и перелетел щучкой. Высунувшись из–за забора по пояс, что–бы псина получше запомнила своего обидчика, стрельнул из рогатки ещё раз, но уже не так сильно. Собака прыгала на забор с пеной на клыках, хрипло рыча от злобы и так, повторив несколько раз с разных мест, он добился того, что пёс кидался, увидев только фуражку над забором.

Прокравшись огородами, он вернул на место форму и дезодорант, смыл с себя все запахи, намазался «Шипром» и пошёл попроведать орудие своей мести. Сначала пес подозрительно его обнюхивал, но потом успокоился и сожрав с благодарностью кусок дешёвой колбасы пошёл за своим новым хозяином спать в летнюю кухню. Перед этим Васька заявил жене – не буду я с тобой больше спать, не зоофил я, ты же на меня всё время рыкаеш словно зверь лютый, а оторопевшая от такой отповеди жена, открыв рот, только моргала глазами и даже не пикнула, что – бы не усугублять положения. Хотя до этого она считала, что ложась с мужем в постель, она оказывает ему огромное благодеяние.

На утро Васек с псом подались к магазину, Васька точно знал, что участковый каждое утро приходит туда в форме, расположился мститель на лавочке, напротив магазина, с другой стороны улицы. У него ног лежал голодный и злой пес, которого Васька специально не покормил, где-то слышал, что собак перед охотой не кормят и стал ждать своего врага. Тут словно по рассписанию появился участковый в форме, ветерок дул как раз как надо, от блюстителя порядка в сторону собаки.

Пес увидев и унюхав своего врага, сразу рванул с положения лежа, без лая и рыка только оскалив клыки. От участкового сразу полетели в разные стороны клочки формы и хром сапог, сначала он пытался отбиться ногами, но псина была вёрткой и умудрялась уворачиваться, продолжая рвать бедолагу. Поняв, что ему ногами не отбиться, участковый побежал к ближайшему тополю, но на его беду все нижние ветки были обломаны и лишь на высоте вытянутой руки росла толстая ветка. Ухватившись за неё и уперевшись ногами в дерево он начал карапкаться вверх, тут его и настигла собака, подпрыгнув она цапнула его за задницу, при этом выдрала огромный клок, из брюк и трусов одновременно.

Угнездившись на ветке, оборванный милиционер, победно глянул на собаку, даже не подозревая, что светит голой пятой точкой опоры на магазин, у которого с утра всегда собирался народ. Участкового на деревне, мягко говоря, не любили: был он придирчив, нуден, ехиден и никогда никому ничего не прощал. Слухи по деревне распространяются моментально и очень быстро вся деревня знала, что деревенский мент сидит на дереве с голой задницей. Народ сбегался со всей деревни, пропустить такое зрелище не хотел ни кто, причем основная толпа собиралась сзади, удивляя этим страдальца. Из толпы вышла местная врачиха, внимательно с профессиональным интересом осмотрела зад сидельца, она подошла к нему спереди – ну молодой человек, могу вас поздравить – мент с надеждой посмотрел на неё – гемороя у вас нет. И хихикая, вытирая глаза платочком, потихоньку двинулась в медпункт.

Только тут участковый понял что что-то не так и начал ощупывать себя сзади, поняв что произошло, он нащупал лоскут и прикрыл им срам, но тут поднялся ветерок, дующий порывами, поднимая иногда лоскут, обнажая задницу страдальца. Из толпы раздался чей-то ехидный голос – а ты капитан, отломи веточку потолще и воткни его через тряпочку, сам знаешь куда и перестанет ветер тряпочку твою задирать. Грохнул такой хохот, что все вороны, которые увидев толпу людей, в надежде чем ни будь поживиться, тоже собрались на дереве, шарахнулись в разные стороны, моментально превратив однотонную форму милиционера в какой-то странный камуфляж, замаскировав также голову.

Васька сидел на лавочке, счастье от удачной операции переполняло его, блаженная улыбка блуждала от уха до уха по его довольной роже. С огромным удовольствием оглядывал он голозадого врага, угнездившегося на ветке, обгаженного птицами и опозоренного на всю деревню. О таком результате он и мечтать не мог.

Наконец всем надоел голозадый человек на дереве и толпа начала расходится. – Да отгоните же кто-нибудь собаку – взмолился участковый. Ему ответил тот же ехидный голос – тебе надо ты и отгоняй, вот посидишь на дереве, слезешь, пойдёшь работать, может человеком станешь, а то ты по жизни обезьяна противная. Последним уходил довольный Васек. Васька – заблажил участковый – убери собаку, слезу, схожу за пистолетом, убью её на фиг. Только попробуй, мы тебя всей деревней посадим, сам знаешь как тебя здесь любят, всем гад успел нагадить – и плюнув в сторону дерева пошёл домой. Васька ушел. Собака осталась.

Этот всё, теперь жена с мамой. Ваське очень хотелось засадить своих должниц в подвал, но у них на деревне уже был случай, когда Колька Мурыга, отсидев пятнажку, засадил жену с тёщей в подвал, где и хотел продержать их все пятнадцать суток. На третий день их хватились на деревне и освободили, а бедному мужику дали год общего режима. Ваське очень не хотелось сидеть и он решил опять использовать собаку, которую после случая с участковым он назвал Полканом.

Кум Колька как раз резал овцу и Васёк взял у него переднюю ногу в долг, до получки. Отрезал от неё култышку и кусочек мяса. Мясо он повесил за туалетом повыше, что-бы собака не достала, а култышку спрятал в подвале. Через день в мясе уже завелись опарыши и хитрый мститель начал действовать, предварительно договоривщись с кумом о поездке на рыбалку с вечера пятницы, до утра понедельника.

Утром, в пятницу, Васька прибив к крышке баранью ногу, открыл крышку так, что-бы ногу не было видно, набрал миску квашенной капусты, нашкреб в миску опарышей и зашёл в дом. – Да что вы за хозяйки, у вас даже в капусте червяки завелись – и сунул под нос жене миску с капустой, увидев в капусте отвратительных червяков, жена с тёщей кинулись в погреб. Немного подождав Василий выскочил за ними и что-бы они не видели, захлопнул крышку и привёл собаку, благо, что она всё время ошивалась рядом. Полкан, увидев такую кучу мяса, аж взвизгнул от счастья и сразу приступил к трапезе. Вася точно знал, что теперь к собаке никто не подойдёт и из под крышки погреба никто не вылезет, а бараньей ноги псу хватит дня на два и ещё на день костей погрызть. Подпрыгивая от радости он побежал на работу.

После обеда они с кумом отпросились у бригадира и уехали на озеро. Назад они ехали с песней Токарева «гоп, гоп чешуя, не поймал я ничего». Во первых клёва было мало, во вторых самогону много. Приехали они домой к обеду и Василий сразу побежал домой, что-бы увидеть и насладиться результатами своей деятельности. Во дворе и доме никого не было, лишь со стороны погреба доносились какие-то завывания на два голоса, собаки тоже не было видно, она не только кости утащила, но и гвоздь умудрилась выдернуть, так что следов Васькиной деятельности не осталось.

Откинул мститель крышку и сморщился: из подвала несло экскриментами и ещё чем—то невыразимо противным. Завывания тот час прекратились и из подвала показались два синих дрожащих существа, выбивающих зубами дробь: в погребе было не по летнему холодно. От них шёл смешанный смрад немытого человечьего тела, экскриментов и квашённой капусты. Тёща и жена молча прошли мимо, ухмыляющегося, родственника не глядя на него, что-бы не видеть его довольной рожи и зашли в дом. А счастливый Василий побежал на работу.

Когда Васька вечером вернулся домой, там уже сидел участковый, а тёща писала заявление, жена заявление писать отказалась, а утром его опять повезли в суд. На этот раз судьёй был мужик и внимательно выслушав ответчика, судья оправдал Василия, мотивируя это тем, что у ответчика алиби, а крышку погреба мог захлопнуть порыв ветра и за действия собаки он не отвечает. Злая тёща, весёлый Василий и хмурый участковый вернулись домой

С этого дня супруга, она видимо всё поняла, изменила отношение к своей половине. Васька всегда был накормлен, обстиран и обласкан, а на счёт криков и оскорблений с её стороны, то их вообще не было. Однако тёща никак не могла утихомириться и иногда срывала на зяте своё плохое настроение и Василий решил её ещё немного поучить. Утром, когда тёща пошла в туалет, Василий подкрался, привязал леской к ручке баранью култышку и привёл пса. Полкан сразу начал грызть мясо, а когда мама жены попыталась выйти, пёс так вызверился, что тёща с визгом захлопнула дверь и закрылась на крючок. Собака грызла свою кость иногда пытаясь её оторвать, причем при каждом рывке тёща взвизгивала в своём домике. Зять же спокойно развернулся и ушел на работу. Прийдя на обед домой Васька услышал какие то завывания из за сарая. Выглянул он из за угла и увидел распрекрасную картину: пес сидел перед нужником с интересом разглядывая двери деревянного строения и налоняя голову то в одну, то в другую сторону, подвывал тёщиным излиянияниям и чем громче выла мама, тем громче пела собака. Василий аж обомлел от счастья, увидев и услышав этот дуэт, послушав с удовольствием минут пять, он подошёл к туалету, отвязал кость, отдал её собаке, которая моментально куда-то смылась и ехидно спросил – это мама вы там сидите, чего это вы с бродячими псами песни поёте, хорошо мамуля покакали? Тёща, проигнорировав этот тройной запрос, пулей вылетела из нужника и молча рванула домой. Ну а Васька с удовольствием съел вкуснейший обед и ушел на работу.

Вечером опять участковый, опять тёщино заявление, а утром тот же судья. Выслушав все стороны, судья с весёлым интересом, оглядел Василия и ехидно улыбаясь исцам, отпустил его на все четыре стороны. После этого приключения теща немного притихла, но временами всё равно иногда отрывалась на Ваську. Надо продолжать лечение – решил стресолог Вася и задумал новую каверзу.

Для этого он спёр из корзины для грязного белья тещину кофту и юбку, изготовил из соломы чучело, точную копию маминой фигуры и нарядил это изделие в краденную одежду, пришив к юбке из нутри мясо. Подвесил этот манекен на дерево и начал дрессировку, пёс попался очень понятливый и через три дня уже срывал с чучела юбку и удирал в укромное место, где и жрал своё мясо. Васька знал, что у тёщи есть бзик на счёт трусов: она их ненавидела и не носила, что он и решил использовать. После суботней постирухи, когда уже высохнувшая одежда ещё висела на верёвках, хитрый зятёк натёр мамину юбку вяленным мясом, перед этим заперев Полкана в сарай, что-бы тот не напортачил раньше времени.

В воскресенье тёща всегда ходила в магазин, пошла ив этот раз. Подождав не много, Василий крадучись, предварительно одев собаке ошейник, пошёл за мамой. Тёща уже подходила к магазину когда он спустил на неё собаку. Увидев знакомую юбку и унюхав запах мяса пёс моментально догнал маму, сорвал с неё юбку, при этом уронив её и рванул с юбкой вдоль по улице. Тёща сгоряча вскочила и ничего не понимая, ни отчего она упала, ни что на ней нет юбки и что она сверкает голыми телесами махала кулаком вслед убегающей собаке и дурниной орала пустые угрозы.

Около магазина с утра всегда отирался народ, кто в надежде похмелиться, кто просто поболтать, а увидев такую картину, все моментально забыли про свои дела и принялись громко ржать, обсуждая между взрывами хохота особенности тёщиной фигуры. Услышав дружное ржание около магазина, начала сбегаться вся деревня. Глянула тёща вниз и всё поняла, а так как она ходила за покупками с сеткой авоськой (очередной бзик на счёт пакетов) то и прикрыться ей было нечем и она кое как прикрывшись ладошками, дёргнула по улице домой. В след ей понеслись ехидные замечания, самые безобидные из которых были: Егоровна, ты как такой лужок спереди вырастила, хоть косой коси, чем мазала то, поделись. Как ты, на свою пенсию, умудрилась такую распрекрасную женю вырастить, рецепт дашь?

Не помня себя от стыда, Васькина тёща тяжёлой бомбой неслась по улицам родной деревни, влетела в дом и заперлась в спальне. Она точно знала, что это всё подстроил постылый зять, но помня предыдущие суды, понимала, что засадить Василия ей не удастся и придётся с этим смириться. С этих самых пор, она притихла, на улицах не светилась, ни с кем не общалась.

Для Васьки, наступили распрекрасные времена и даже когда он привязал во дворе Полкана, соорудив ему будку, никто даже не вякнул. Участкового из деревни убрали и прислали нормального мужика. Больше Василию, мстить было не кому и душенька его успокоилась.

Источник

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Злая теща